?

Log in

No account? Create an account
О психодраме (часть первая) - Целое больше, чем сумма частей. Восхитительно больше! [entries|archive|friends|userinfo]
budurada

[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

О психодраме (часть первая) [Mar. 7th, 2008|09:50 am]
budurada
[Tags|, ]

Начинаю новую серию текстов о направлениях психотерапии.
Тем, кто не читал предыдущие, советую прочитать текст «Кто такие психологи?» http://budurada.livejournal.com/7489.html#cutid2
И текст в трёх частях о психоанализе, из которого стоит уделить внимание хотя бы первой: http://budurada.livejournal.com/20582.html#cutid1  
 
Слово «психодрама» смущает слух русского человека: кажется, что речь идет о трагической истории, случившейся в сумасшедшем доме или о тяжелой жизни душевнобольного. 
Создатель метода Якоб Морено вкладывал в название своего детища другой смысл: психодрама – это действие (собственно, так и переводится с греческого «драма»), происходящее в нашей психике. Действие, вынесенное из психики в реальность, воплощенное в ней и тем самым исцелившее страдающую душу.
До Морено объектом психотерапии считался интеллект: можно сказать, что сам человек сводился для психологов к интеллекту, именно он был пространством и инструментом для работы. Даже Зигмунд Фрейд, познакомивший нас с бессознательным, прямо говорил, что психоанализ – это метод, который подходит исключительно для клиентов с высоким интеллектом, способных к рефлексии и глубокому самоанализу.
Якоб Морено таких требований не предъявлял.
Морено был первым, кто стал работать одновременно с эмоциями, телесностью, поведением и да, конечно, с интеллектом тоже. Словом, он первым подошел к человеку как к целостному существу.
Психодрама – это полутеатральное-полумистическое действо (недаром его называют дионисийским направлением психотерапии), погружающее нас (отчасти с помощью техник, отчасти благодаря изменённому состоянию сознания) в особую реальность, в которой даже невозможное становится возможным. 

Пути и первопроходцы
Каждый психологический метод похож на своего автора. Ведь идти к душевному здоровью можно очень разными путями.
Например, Карл Роджерс не любил спорить. Мягкий и добрый человек – он чувствовал себя хорошо, когда мог поддерживать других и соглашаться с ними. Так появилось на свет знаменитое роджерианское эмпатическое слушание – эффективный инструмент в руках умелого специалиста.
Или вот Владимир Никитин – создатель метода ПФР (Психофизической Реабилитации) в прошлом был боксером. Поэтому, когда пришла пора решать собственные проблемы, он создал метод лечения психических заболеваний через спортивные упражнения.
Список можно продолжать. Но суть и так понятна: знакомство с психотерапевтическим методом интересно начинать со знакомства с его создателем.
Чем мы и займёмся:
Якоб Морено был мистиком и неутомимым практиком – редкое и красивое сочетание.
Он умел видеть разные уровни жизни человека: остро подмечал бытовой и фактический пласт, отдавал должное психологической реальности (внутренней правде человека; его представлениям о ситуации), а также создавал реальность психодрамы, где могут найти свое воплощение идеи, чувства, образы и фантазии.
Биографы знают его как мистификатора – он осознанно и страстно мифологизировал свою жизнь. Нет, не потому, что пытался скрыть что-то неблаговидное, чего-то стеснялся или хотел показаться лучше, чем был на самом деле (по крайней мере, далеко не только потому). И не потому, что принимал свои желания или иллюзии за действительные события.
Он просто считал, что «психологическая реальность более реальна, чем реальная реальность». 

«Психологическая реальность более реальна, чем реальная реальность»
                                                                Мир мистерий и фарсов, театр бытия,
                                                               Пробы грима: кто – свят, кто – враг...
                                                              Меж природой игры и природой вранья
                                                             Справа – пропасть, а слева – шаг.
                                       Е. Ачилова «Куплеты актера перед выходом на сцену»
 
В некотором смысле он прав – главное отдавать себе отчет, в каком именно смысле.
Если есть какой-то человек, о котором вы думаете, что он поступил по отношению к вам плохо, предал вас, то именно это будет определять ваши отношения с этим человеком (или их отсутствие). То, что в реальности речь шла о недоразумении, досадном недопонимании или просто дезинформации, то, что в реальности никакой обиды могло не быть нанесено, ничего не изменит в вашем поведении по отношению к этому человеку, если вы по-прежнему будете верить, что он вас обидел. Примирение возможно только после того, как изменится ваша психологическая реальность. 
Все мы не раз видели родителей, которые недовольны своими детьми, несмотря на все их (детей) достижения. Чада остаются для них неудачниками (и получают свою порцию порицания и отсутствия поддержки), потому что не соответствуют психологической реальности успеха, которая есть у родителей. Хотя в реальной реальности уже могут достичь гораздо большего, чем в самых смелых мечтах своих предков.
Так мама сына-преподавателя, автора нескольких книг всё ещё недовольна, что он не получил оконченное высшее образование (а его уровень самообразования, знаний, социального статуса и заработка её не интересует).
Это тем более верно для отношения детей к родителям. Сколькие из нас находятся в мучительной для себя психологической зависимости от своих мам и пап, которые давно уже не играют реальной роли в их жизни (этих людей может уже даже не быть на свете). Тем не менее, мы боимся нарушить их запреты (в которых нам тесно), боимся их гнева (от которого в реальности никак не можем пострадать или легко можем защититься) и полностью уязвимы для их критики и осуждения (пусть даже наши ценности не имеют с их ценностями ничего общего).
Психологическая реальность порой управляет нашей жизнью гораздо надежнее, чем реальная реальность. К одной и той же квартире или работе мы будем относиться по-разному, если воспринимаем ее как «мою тюрьму» или «именно то, чего я хотел».
Тот, кто «знает», что дружба между мужчиной и женщиной невозможна, заведомо лишится друга противоположного пола, и не поверит тем, у кого такой опыт (пусть даже и двадцатилетний) есть.
Со мной в медицинском институте училось несколько иностранных студентов. Некоторые из них частенько возмущались, какой Москва порочный и развратный город, сколько в нем наркотиков и проституции. Кроме одного мальчика Рамина, который… не сталкивался с грязью и проституцией. Он прожил в России десять лет и, уезжая, считал, что Москва – город музеев и интересных встреч.
Совершенно очевидно, что все эти ребята побывали в своей психологической реальности в разных городах.
Людям потому и бывает так трудно найти общий язык, что психологическая реальность одной группы людей не совпадает с психологической реальностью другой группы. Тот, кто совершенно уверен, что Россия – великая страна, вряд ли поймет эмигранта. Тому, для кого мат – это «просто слова» будет не слишком комфортно постоянно общаться с тем, для кого мат это «грязные ругательства», которые «ты не имеешь права произносить в моем присутствии».
Почему я обо всём этом так подробно говорю? Потому что обычно мы либо не придаём психологической реальности должного значения, либо, напротив, совершенно уверены, что она-то и есть реальная реальность (то есть, если я считаю, что некто – подлец, то так оно и есть).
Якоб Морено глубоко осознавал важность психологической реальности.
Он понимал, так же, что миф – это правда нашей психики, правда внутренних смыслов. Для того чтобы понимать человека (а без этого мы не можем помочь ему измениться), мы должны понимать мифы, в которых он живет, и осознавать их важность для этого человека. Морено первым из психотерапевтов сделал шаг в эту сторону.
(Продолжение следует…)
link