budurada (budurada) wrote,
budurada
budurada

Category:

Медные трубы-1

Некоторое время назад написала для Гламурного Журнала статью про испытание «медными трубами» (мне очень помогли в этом Лена Лопухина и Лёша Павлов). Когда писала, обратила внимание, что материала в Интернете на эту тему мало.

Так что, пожалуй, я ее выложу: вдруг кому-нибудь будет интересно.

Порой мы наблюдаем два факта: первый – человек преуспел, обрел популярность, прославился, второй, в какой-то момент он сломался: депрессия (или глубокая подавленность), деградация, антисоциальное поведение. Иногда «падение», слом начинается на вершине славы и серьезно ударяет по репутации, благополучию, а порой и здоровью (вспомним недавние проблемы Бритни Спирс). В других случаях сначала пришло забвение, а потом разрушилась жизнь: в таблоидах много и охотно пишут о знаменитых когда-то актерах, спортсменах или певцах, кончивших жизнь в безвестности, покончивших с собой или умерших от алкоголизма или наркомании (саморазрушение, медленный суицид).

Почему происходят подобные вещи? Ответы на этот вопрос бывают разными:



Самовосприятие; внешний и внутренний локус контроля

Если у человека нет внутренней уверенности в себе, если ему нужно постоянное внешнее подкрепление, чтобы ощущать себя стоящим, достойным жить, то чужая похвала превращается в своего рода психологический наркотик, без которого человек уже просто не может обойтись. Внешнее подкрепление ощущения своей успешности в этом случае становится важнее, чем собственное внутреннее наполнение или содержание собственной деятельности: это та самая пресловутая разница между любовью к себе в искусстве или к искусству в себе.

Человек в подобной ситуации может личностно измениться: и тут есть две опасности: первая это изменение критериев: был художник, а стал тусовщик, которому важнее, чтобы о нем говорили, чем писать картины, важнее социальные критерии, чем собственная деятельность. Вторая заключается в том, что лишившись социального одобрения, человек может потерять себя, перестать ощущать себя.

Психодраматический психотерапевт Елена Лопухина очень точно сказала об этом: «Людей незрелых ломает и успех, и неуспех».

У незрелых людей, когда они получают популярность, лесть, похвалы, может развиться первичный нарциссизм (в норме свойственный детям), иллюзия собственного всемогущества, подпитывающиеся всеобщим интересом и поклонением.

Но если человек зрелый, то на него не действуют ни медные трубы, ни временный неуспех, который он воспринимает как «зерно на мельницу», часть собственного развития.

Вопрос еще и в том, где у человека локус контроля: вне или внутри его личности. Если человек меряет свое развитие результатами, то он несчастен: результаты редко бывают всегда без исключения блестящими, и даже когда они таковы, человек, измеряющий себя ими, боится, что положение дел изменится и бессознательно чувствует, что его самоощущение крайне хрупко. Когда критерий человека – это амбиции, итоги печальны: если амбиции удовлетворены, то есть страх, что это кончится, если не удовлетворены, то человек боится поражения.

Если локус контроля внутри (а это обычно свойственно более зрелым людям), то для человека важнее верность себе, своим принципам, делу, которое он делает. Ему будет интересно играть даже маленькие роли, быть тренером, а может быть, и сменить поле деятельности или заниматься любимым делом в возможных на данный момент рамках и спокойно ждать возможности более глубокой самореализации.

Это вопрос истинных ценностей человека. Именно здесь скрыт ответ на вопрос, сможет ли он подняться после неуспеха.

Высокий уровень ожиданий

Чем выше достижение, тем выше у человека уровень ожиданий к самому себе. Это проявляется даже в бытовых ситуациях: скажем, женщина села на диету и занялась спортом, чтобы похудеть. Она сбросила за два дня килограмм и ждет, что за следующие два сбросит еще один, а лучше два. Если этого не происходит, она испытывает подавленность, раздражение и тревогу. Она может даже вовсе бросить свою программу похудания. Нередко от разочарования в медленности этого процесса люди начинают компульсивно объедаться.

Если у нас нет мудрости, чтобы принять динамику жизни, динамику собственных достижений, понять, что то, что мы делаем, может быть и постепенным процессом, то мы чувствуем себя несчастными, а в худшем случае ломаемся, не достигнув успеха, настраиваемся на саморазрушение.

К сожалению, у многих людей вполне однозначный взгляд на жизнь: «я всегда должен делать больше, чем вчера» (о чем бы ни шла речь). И со спортсменами или кинозвездами в этом смысле не происходит ничего такого, чего не происходило бы с худеющей домохозяйкой: «если я сегодня стал(а) чемпионом своей страны, то завтра должен\должна стать чемпионом мира». Если стал(а) чемпионом мира, то должен поддерживать это звание. Если я получил(а) хорошую роль, то следующая моя роль должна быть только главной.

Кроме прочего, окружающие нередко подкрепляют эти чрезмерные ожидания.

Если говорить о спорте, то нет более обусловленного вида «любви» (просто не могу в данном случае писать это слово без кавычек), чем фанатская «любовь»: пока кумир побеждает – он лучший и обожаемый, но стоит ему потерпеть поражение, как он становится объектом горячечной ненависти вчерашних поклонников. Причем это происходит именно в тот момент, когда ему нужнее всего моральная поддержка.

Звездная болезнь

Часто приходится читать о том, как кто-то из знаменитых людей стал высокомерным, падким на лесть, начал безобразно себя вести. То есть не прошел испытание медными трубами в нравственном смысле.

Раздутое эго, гордыня противоположна чувству собственного достоинства и здоровой гордости.

Чувство собственного достоинства коренится в ощущении собственной уникальности: верующие люди воспринимают это как искру Божию в себе и в каждом из нас. Это ощущение собственной уникальности неразрывно связано с пониманием уникальности, ценности и достойности других людей: скажем, если я уникален тем, что я олимпийский чемпион, то другой человек в ничуть не меньшей степени уникален и прекрасен своими душевными качествами. Он вызывает у меня уважение и восхищение.

Гордость – это уважение к собственным достижениям, удовлетворение от них: творческих или материальных (гордиться можно и тем, что много заработал). Это здоровая радость от «я смог(ла)». Если ее нет, то созидательные процессы идут гораздо медленнее, а с достижениями не ладится.   

Гордыня – это ощущение, что я выше других, выход за рамки законной гордости, нелепый самовосторг. Она всегда связана с тем, что человек отказывается от уважения к другим. А значит, теряет ощущение собственной и чужой уникальности. Собственной потому, что он уже не уникален по своей природе, а ценен только как исполнитель этой роли или автор этого текста. Он уже измеряется не внутренними качествами, не искрой Божией в себе, а внешними критериями и оценками.

Гордыня вызывает ощущение, что всё позволено (в смысле полного пренебрежения чувствами и желаниями других людей), которое ведет к одиночеству и искажению личности.

Об одиночестве скажу несколько больше. Стоит человеку поставить себя выше других, как он видит, что вокруг него никого нет. И он лишается очень важной ценности: контакта.

Даже если он окружен людьми, он никому не верит, чувствуя (с разной степенью справедливости этого ощущения, которое, к сожалению, может быть и вполне оправданным), что интересен окружающим не сам по себе, а из-за своих достижений: «они любят не меня, а мои миллионы». Это вызывает у человека дополнительное ощущение неудовлетворенности и раздражения «я такой великий, так почему же мне так плохо?!». Обычно это ведет к еще более безобразно высокомерному поведению, усиливающему одиночество.

Самый худший вариант, когда чувство одиночества не осознается: в этом случае из него невозможно выйти, пока оно не будет осознано. Вместо этого оно в таких ситуациях нередко заглушается алкоголем или компульсивным поиском новых партнеров.

Ощущение одиночества усугубляется в тех (достаточно частых) случаях, когда человек на самом деле бессознательно ждал всеобщей безусловной любви, а не собственных свершений. Понимание того, что, несмотря на все успехи, он ее не получил (просто потому, что достижения – это вовсе не путь к безусловному отношению), ломает человека почти гарантированно.

Кризис мотивации

Еще одна причина, по которой могут сломаться даже самые успешные люди это то, что у них теряется стимул к развитию: помните, как главный злодей в фильме «Мальтийский сокол» говорит: «Свой первый миллион я заработал, когда мне было 15 лет»?

У человека была  идея, мечта: долгий путь, на вершине которого ждет успех. И вот мечта сбылась (кстати, порой сама мечта бывает интереснее, чем ее реализация, и силу этого разочарования тоже следует учитывать). А что дальше? Найти  равноценную путеводную идею – очень не просто, тем более что популярный человек, скорее  всего,  стал  профи, отказываться от достижений трудно, а переквалифицироваться долго и дорого.

Зачастую успех, слава – это разрушение маяка, направлявшего в течение всей жизни. Идти больше некуда. Вершина оборачивается тупиком, и на этом переживании ломаются многие.

Прибавьте ко всему этому нервное напряжение от высокой интенсивности жизни и плотного расписания, свойственное многим популярным людям: это, кстати, тоже следствие неумения расставить приоритеты и ценить свою внутреннюю жизнь. Изнурительное расписание – обычно результат неумения отдыхать и отказываться от лишнего, нередко боязнь что-то упустить (часто всё ту же славу, популярность). К сожалению, не все обладают смелостью и конструктивностью Тома Хэнкса, который, достигнув известности, твердо решил сниматься не чаще одного раза в год, а остальное время проводить с семьей и заниматься другими творческими проектами...

Продолжение следует...



Tags: Моё, Психологическое
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author