budurada (budurada) wrote,
budurada
budurada

Category:

Что чаще всего счастливым мешает быть счастливым-2: Привычка быть несчастным и жить плохо

«Люди не заложники судьбы. Они заложники своих мыслей» 

- сказал Ф. Д. Рузвельт.

Привычка быть несчастным и жить плохо

                                                   Рассказывают, будто некий старик семидесяти одного года покинул мост и уехал в деревню на покой, но там он целые ночи ворочался в постели и был не в состоянии уснуть — так угнетала, давила и страшила его невыносимая тишь. Измучившись вконец, он вернулся на старое место, худой и страшный, как привидение, и мирно уснул, и сладко грезил под колыбельную песню бурливой реки, под топот, грохот, гром Лондонского моста.

                                         Марк Твен «Принц и нищий»

Посеешь поступок - пожнешь привычку, посеешь привычку - пожнешь характер, посеешь характер - пожнешь судьбу.

                                                 

«Человеку очень жалко отпускать свои пороки, горести, боли, переживания. Ведь отпустив их, он окажется в страшной пустоте. Как же он будет жить без всех этих минусов, когда плюсов себе не нажил?»; «Я не умею, просто не умею радоваться тому, что происходит в данный момент»; «У меня не получается расставаться с теми, кто меня оскорбляет. Для этого тоже нужно умение и… опыт что ли».

Всё это высказывания людей, проходивших групповую психотерапию. 

Как ни странно, для того, чтобы жить хорошо, тоже нужен навык. Навык жить в хороших условиях, умея получать от них удовольствие, навык радоваться вместо того, чтобы постоянно переживать и находиться в плохом настроении (настроение тоже требует тренажа, это вопрос не только условий, но и в том числе привычки).

Хорошо получается обычно то, в чём мы много практикуемся.



Мы любим то, нас тянет к тому (в том числе и к тем состояниям), в чём мы эксперты, знатоки, умельцы. (Вспомните, любимыми предметами в школе у большинства из нас были те, которые мы хорошо знали). А экспертиза, знание, как известно, приходит с практикой.   

Спросите себя, много ли вы практикуетесь в том, чтобы быть счастливым? В том, чтобы чувствовать себя хорошо?

Я уже писала когда-то: каждый раз, когда мы поступаем каким-то образом, у нас в мозгу прокладывается нейронная дорожка. Чем чаще и\или дольше мы повторяем какое-либо действие, тем она проторённее.

Аристотель был прав: «Мы это то, что мы делаем».

Чтобы заменить проторенную нейронную дорожку на новую (или хотя бы перестать ходить по старой), нужно время.

Наше тело подчинено привычкам: обычно нужно время на акклиматизацию, даже если мы привыкаем к более приятному климату после сурового. В процессе акклиматизации мы можем даже болеть, так же как в процессе замены старых привычек на новые мы нередко испытываем душевный дискомфорт. Мы медленно привыкаем получать удовольствие от физических нагрузок: для того, чтобы спорт «встроился» в нашу жизнь нужно не меньше 20 часов регулярных тренировок. До этого срока для многих людей тренажеры или гимнастика это обуза, а не эндорфиновая радость.

Обычные бытовые привычки заменяются новыми далеко не сразу: мы раз за разом ищем перенесённый на другую стену выключатель на старом месте, хотя умом прекрасно знаем, где он теперь находится.

Мелкие бытовые привычки тоже может быть трудно изменить даже на лучшие: я, например, первое время почти всегда считаю новые телефоны неудобными (в том числе те, которые после минимального привыкания кажутся мне на порядок удобнее предыдущих, но пока я к ним привыкаю, мне с ними неудобно, да). 

Разумеется, где-то в прошлом скрыта причина возникновения привычки жить плохо, но для того, чтобы избавиться от самой привычки знание о причине бывает не слишком важным.

Плохие жизненные обстоятельства приучают человека думать о плохом, страдать и испытывать дискомфорт. Образ мыслей, вызванных такими обстоятельствами, мешает ему жить комфортно и пребывать в хорошем настроении, даже когда условия уже изменились к лучшему. Человек этого словно бы не замечает, он живет в прежней реальности, созданной привычкой. А если привычка к плохому достаточно укоренилась, то человек переделает окружающее пространство под свой внутренний мир и снова сделает его привычно неуютным и неудовлетворяющим.

Это происходит просто как защитный механизм: чтобы не сойти с ума от несоответствия от своих представлений о реальности и собственно реальности. К сожалению, бессознательно мы предпочитаем быть правыми, а не счастливыми.

Вспомните Рэмбо, который был прекрасно обучен выживать в условиях войны и смертельной опасности, но не мог адаптироваться к мирной повседневности.

Но для того, чтобы не суметь привыкнуть к хорошим условиям, не обязательно быть ветераном войны с посттравматическим синдромом.

Привычка жить неудобно проявляется ежедневно в крупных делах и в мелочах. Например, я знала семейные пары, которые годами не использовали вторую комнату в собственной двухкомнатной квартире, потому что до этого привыкли жить в тесноте (хотя живя в тесноте, мечтали «ах, если бы было больше места!»: привычка может одержать победу даже над мечтами). Нередко люди годами ждут черного дня, сохраняя ненужные, мешающие вещи, не имеющие для них сентиментальной ценности. Их черный день в захламленной, неудобной квартире всегда с ними. Однажды мне пришлось вызывать скорую пожилой даме (маме моей подруги), которая сломала руку, упав в своей страшно заваленной вещами  комнате, от болевого шока у бедной женщины случился сердечный приступ. До этого случая мама моей подруги не позволяла ничего выбрасывать – «жалко», «всё может когда-то пригодиться», «это можно будет кому-нибудь отдать». (Тут не вредны вопросы «действительно ли это может понадобиться?», «стоит ли вероятность того, что вот это когда-либо понадобиться того, чтобы хранить это всю жизнь?» и «если мы никому не отдали это в течение года, то какова вероятность, что когда-то отдадим?»).

Вы тоже встречали людей, которые не умеют отдыхать (порой об этом говорится с гордостью «не имею привычки попусту тратить время!») и при этом удивляются, что у них мало сил, постоянное переутомление, головные боли, психосоматические заболевания, раздражительность, подавленность?

Вы тоже знаете людей, которые отвечают: «Я откладываю на черный день», когда у них спрашивают, почему они, даже получая неплохие деньги, не улучшают свою жизнь? Странно откладывать на черный день, хотя живешь в таком кошмаре, что непонятно, какой день может быть еще чернее? И почему бы вместо ожидания этого наичернейшего дня, не сделать светлее день сегодняшний? Ведь завтрашнего, в сущности, может и не быть. Но нет, обязательно найдется что-то новое, на что можно копить (когда все цели исчерпаны, то копить на собственные похороны – беспроигрышный вариант). Независимо от дохода можно постоянно бояться, что разоришься и не тратить денег вовсе (живя так, будто уже разорился).

Психологический факт, подтвержденный многочисленными исследованиями специалистов, изучавших удовлетворенность качеством жизни и тревогу смерти (в т.ч. Джоном Хинтоном и Ирвином Яломом): меньше всего боятся смерти люди, которые довольны качеством своей жизни. Если человек «не живет» (по собственным ощущениям) или качество его жизни очень низкое, либо сводится к какой-то одной стороне жизни («только работаю»), то смерть вызывает у него сильный страх, а ее бессознательное ожидание является постоянным источником стресса и тревоги. Чем лучше человек живет, тем меньше он боится смерти.

Вы тоже видели хороших специалистов, которые не уходят с не устраивающей их работы? Например, с работы, где их постоянно оскорбляют. Они мотивируют свою «верность» тем, что «а кто сказал, что на новом месте будет лучше» или тем что «везде одинаково». Они, в самом деле, так думают, потому что привыкли к условиям, в которых находятся. Привыкли считать оскорбления нормой человеческого общения.

Нарушения границ тоже можно сделать привычной, а значит и приемлемой частью жизни. Собственно, это и произошло в советском обществе: нарушение границ было буквально назначено нормой и положительным явлением. Я с неизменным интересом пересматриваю начало прекрасного советского фильма «Девчата»: главная героиня фильма – Тося – приезжает на новое место жительства – в комнату, где кроме нее живет еще несколько молодых женщин. Тося немедленно достает чужие продукты (в том числе консервы и варенье), принадлежащие ее соседкам по комнате и с аппетитом ест, ни у кого не спросив разрешения (девушек в комнате нет). Когда соседки возвращаются, возмущается поступком положительной (!) главной героини одна-единственная молодая женщина – легко догадаться, героиня отрицательная. На ее вполне справедливое замечание, положительная Тося возмущенно отвечает «Никогда таких единоличниц не видела!». Так общественная (и даже юридическая) норма «брать чужое без спроса нехорошо, это воровство или, по меньшей мере, нарушение границ», подменяется представлением о том, что это совершенно нормально. Если повторить это достаточное количество раз, то можно и поверить. Впрочем, о шизофренической раздвоенности советского менталитета и о его формировании в том числе с помощью привычек, разговор особый.

Вернемся к привычке к плохому.  

Психологическое восприятие себя и мира это привычки, которые копятся обычно гораздо дольше, чем бытовые – некоторые из них просто-таки наши ровесники. Представьте, что у вас есть привычка, которая копилась двадцать лет. Или тридцать. Например, привычка не быть любимым. Или вы привыкли к тому, что период покоя обязательно должен сменяться периодом стресса, и если этого не происходит, то бессознательно ищете стресса сами, потому что «замах страшнее удара».

Привычка (в том числе, привычка быть несчастным) обычно становится частью не только жизни, но и личности. Кусок личности нельзя просто выкинуть на помойку. Вместо старого способа нужно вырастить новый, иначе образовавшуюся пустоту займёт прежний или худший хозяин – как в Евангельской притче.

То есть, если вы хотите избавиться от привычки жить плохо, не боритесь с ней, а заменяйте ее, вырабатывая другую  привычку к хорошему.

Не «я откажусь от», а «я буду вместо этого делать вот это».

Кроме прочего, надо искать положительное подкрепление для новой привычки: первое время формирования привычки лучше баловать себя, поступив по-новому.

Я была знакома с одной яркой женщиной, обладавшей сильным практическим умом, очень успешной и жившей весьма хорошо. Как-то раз она мне сказала: «Люди почему-то съедают что-нибудь вкусное или делают себе что-нибудь приятное, когда с ними происходит что-то плохое, что-то неприятное. Они считают, что балуют себя, но на самом деле просто создают у себя условный рефлекс: организм с нетерпением ждет, когда же случится гадость. И бессознательно создает такие ситуации». Замечу, эта женщина  поступала наоборот: она всегда баловала себя или съедала пирожное, когда делала что-то удачно или просто когда ей было хорошо. Формировала условный рефлекс. Надо сказать, ее способ отлично работал.  

…Дополнительная сложность заключается в том, что часто мы не осознаем привычку быть несчастным. Привычки к плохому гораздо менее заметны нам самим и окружающим, чем плохие привычки (курение, например), и гораздо чаще воспринимаются не как нечто приобретенное, а как что-то нам присущее, часть характера (да-да, то самое «посеешь привычку, пожнешь характер»).

Замечу, что старые привычки трудно ломать, а для выработки новых требуется время. Даже когда новые привычки уже выработаны, в стрессовой ситуации они могут временно уступать место старым: человек в тяжелом душевном состоянии обычно регрессирует к более ранним формам поведения. В эти моменты надо поддержать себя, не впадать в отчаянье и просто держаться выбранного курса на привычку к хорошему.
Продолжение следует...



Tags: На правах размышления
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author