budurada (budurada) wrote,
budurada
budurada

Categories:

Самоубийство-8: Как разговаривать с человеком, который задумал суицид?

Начало
здесь
здесь
здесь
здесь
здесь
здесь
здесь
Сразу скажу: это не ответ на вопрос «Как можно гарантированно предотвратить суицид?». Потому что далеко не всегда его можно предотвратить, и очень часто для этого нужна специализированная помощь: психотерапия или лекарственное лечение, за которыми следует обратиться к профессионалам.
Это так же не ответ на вопрос «Как остановить самоубийцу в момент совершения суицида?». То есть, здесь ничего не будет про переговоры с тем, кто стоит на подоконнике небоскреба или заперся в ванной и режет себе вены.   
Я постараюсь рассказать о том, что надо и что не надо говорить и делать, если вы искренне хотите помочь человеку, который задумал суицид, и вам стало известно, что он его задумал.
Постарайтесь понять, насколько потенциальный самоубийца близок к суициду. Это можно сделать, ориентируясь на предвестники суицида, о которых я писала здесь http://budurada.livejournal.com/110705.html .
Потенциальные самоубийцы гораздо чаще, чем можно было бы предположить, соглашаются рассказать о своих намерениях, если их прямо спросить! Если в ответ на «я так больше не могу» или «скоро я этого больше не увижу», не промолчать, а задать вопрос «ты имеешь в виду самоубийство?», то нередко человек рассказывает о задуманном. Обычно самоубийца амбивалентен – каким бы твердым не было его намерение умереть, он в то же время испытывает потребность поделиться происходящим с ним и получить помощь, выжить.
Кроме того, следует знать, что речь идет о непосредственной и серьезной опасности суицида, если:
- существует конкретный план самоубийства, продуманный в деталях: чем подробнее план, тем вероятнее суицид;
- у человека есть всё, что нужно для реализации этого плана (выписал и несколько месяцев копил снотворные таблетки, украл у друга пистолет и т.д.);
- человек подготовился: отдал долги, раздарил дорогие ему вещи, составил завещание, распорядился имуществом, навестил друзей и родственников, написал предсмертную записку и т.д.
Что делать не надо:
- в абсолютном большинстве случаев бессмысленно предлагать «взять себя в руки» и говорить «ты должен с этим справиться». Это прессинг, пусть даже у такого давления самые добрые побуждения. А человек в суицидальном состоянии очень плохо переносит прессинг, дополнительно разрушается под его воздействием. Зачастую он просто не может последовать советам вроде «соберись» (особенно если у него депрессия, или он переживает горе), и от этой невозможности чувствует себя еще хуже и ничтожнее, еще более не справившимся с жизнью. То есть, становится еще ближе к суициду.
- всякое «я бы на твоем месте», порой вполне уместное в дружеском разговоре, не годится для беседы с потенциальным самоубийцей – его это только раздражает, ведь вы никогда не были именно на его месте, даже если у вас есть собственный суицидальный опыт.
- не надо демонстрировать ужас от задуманного или проповедовать, что самоубийство недопустимо. Оставьте в покое теорию и говорите о конкретном человеке: что не хотите его смерти, в частности, самоубийства.
- не педалируйте темы «я не верю, что ты это сделаешь», «это очень глупо, так поступают только дураки», «стоит ли говорить о том, что ты всё равно никогда не совершишь». Всё это может подтолкнуть к суициду.
- если речь идет о ребенке или подростке, то бессмысленно и даже вредно угрожать и наказывать – это с большей вероятностью вызовет новую суицидальную попытку. 
Что надо делать, если вы искренне хотите помочь, а обратиться к специалисту сразу – невозможно:
Будьте рядом. Даже просто физически. Если вы далеко – найдите время приехать, если в соседнем доме – придите. Часто потенциальные самоубийцы «мониторят» свою жизнь, в поисках «хотя бы одного человека, которому будет по-настоящему не всё равно, если я умру». Это «не всё равно» лучше подкрепить практикой.  
По этой же причине: говорите, что вам не всё равно. Человек должен слышать о том, что он нужен на этом свете, любим и дорог. Известно немало случаев, когда любящие родители или друзья (особенно старшего возраста) выражают свою искреннюю заботу, беспрерывно ругая потенциального самоубийцу за слабость, малодушие, а узнав о желании покончить с собой, еще и за попытки к «дезертирству». А потом удивляются, почему же им не удалось его остановить, и как это он не понял, что дорог им.
Обсуждайте сам задуманный суицид без страха. Сама возможность говорить о своих намерениях снижает напряжение и силу душевной боли потенциального самоубийцы. Будьте готовы как можно подробнее обсудить то, как именно человек хочет совершить суицид: способ, цели, что будет потом (похороны, реакция окружающих, завещание и прочее). Порой одного этого – как бы проигрывания ситуации, ее подробного проговаривания – достаточно, чтобы остановиться. Это происходит как бы вместо суицида. После того, как внимательно и неоднократно выслушаете, вносите свои коррективы в его воображение, разбивая иллюзии (очень часто это именно иллюзии) о том, что «всем так будет лучше» или наоборот «он(а) после этого будет мучиться всю жизнь». Помогите проследить последствия (но не запугивайте при этом): пострадают его близкие; немало людей после попыток суицида остается инвалидами или у них начинаются проблемы со здоровьем.
Обсуждайте причину задуманного суицида. Признавайте при этом чувства человека, давайте ему право на них. Не надо говорить «ты должен ее забыть, ведь прошло уже столько времени», «ты не имеешь права злиться, ведь он(а) имел(а) право так поступить», «ты обязан(а) справиться с собой». Это не нам решать, что должны другие в эмоциональном плане.  
Постарайтесь понять чувства человека и показать ему, что вы их понимаете: «я понимаю, что раз ты не хочешь жить, то тебе, наверное, очень плохо». Если не уверены, что понимаете, то не притворяйтесь, а задавайте проясняющие вопросы: «мне кажется, что ты…», «я правильно понимаю, что…», «я это слышу как то, что ты…» и т.д. 
Спрашивайте о других возможностях. Если к суициду ведет конкретная ситуация, то, как можно подробнее, обсудите другие выходы. Приведу отрывок из книги Эдвина Шнейдмана «Душа самоубийцы», где он рассказывает о своей беседе с забеременевшей девушкой, которая хотела покончить с собой: «Изложила два варианта выбора, которые, как она считала, имелись в ее распоряжении: каким-то образом перестать быть беременной, - то есть повернуть время вспять и вернуться к состоянию до роковой ночи, - или умереть. Роковая, неразрешимая альтернатива. Естественно, что при наличии только этих двух вариантов выбора, самоубийство виделось ей единственно возможным решением.  
Я сделал несколько вещей. Сначала взял лист бумаги и с ее, правда очень неохотной, помощью стал составлять некий список, назвав его «Паршивым списком Шнейдмана». Наша беседа протекала приблизительно следующим образом:
- Вы могли бы доносить беременность, родить ребенка и оставить его у себя. - Я не могу этого сделать.
- Вы могли бы родить ребенка и передать его для усыновления.
- Так я тоже не могу поступить.
- Вы могли бы сделать аборт здесь, в этом городе.
- Ну, этого я делать не стану.
- Вы могли бы уехать и сделать аборт в другом месте.
- Нет, это не подходит.
- Вы могли бы посоветоваться со своими родителями.
- И не собираюсь им об этом говорить!
- Вы можете поговорить с тем молодым человеком.
- Никогда!
- Ну и наконец, у вас остается возможность совершить самоубийство в любое время, зачем же обязательно сегодня?
Ответа с ее стороны не последовало.
(…)
- Теперь, - произнес я,  -давайте взглянем на наш список. Пожалуйста, оцените и расставьте решения по порядку, начиная с тех, которые являются для вас совершенно неприемлемыми, и заканчивая теми, которые менее всего вызывают у вас протест.
К этому моменту уже сам по себе процесс участия в составлении этого списка и атмосфера безоценочного принятия оказали на нее успокаивающе воздействие. Совместными усилиями мы разорвали дихотомию и расширили ее поле зрения. Она проставляла номера напротив решений в списке, каждый раз что-то бормоча о своем несогласии. Но самым важным оказалось то обстоятельство, что самоубийство уже не являлось для нее первым или вторым вариантом выбора. Цифры «1» и «2» она ставила долго и со слезами, но когда она написала «3», я понял, что жизнь ее спасена и мы просто торгуемся, определяя цену жизни, что является вполне приемлемым занятием, а для некоторых людей, по крайней мере изредка, и вполне нормальным состоянием».
Говорите, что верите в хороший исход: «я в тебя верю», «тебе обязательно станет лучше». Подчеркнув, что понимаете, насколько происходящее тяжело, скажите, что, тем не менее, вы верите, что это пройдет, что выход возможен.
Проявляйте заботу: покормите, сводите в кафе, предложите сделать что-то, что этот человек любит: хотя бы просто пройтись по улице или послушать музыку. Иногда минимального уменьшения дискомфорта, минимального смещения баланса в хорошую сторону достаточно, чтобы «выплыть».
Если только есть возможность, помогите получить профессиональную помощь: обычно психолог настаивает, чтобы потенциальный клиент позвонил сам (и настаивает на этом, даже когда предварительно звонят родственники), но человека в депрессии и в суицидальном состоянии можно записать к психологу вместо него. В качестве поддержки можно даже первый раз проводить его в кабинет специалиста.
Если больной депрессией начал принимать антидепрессанты, но не находится при этом в стационаре, будьте к нему очень внимательны: начало медикаментозной терапии может спровоцировать суицид, так как моторная заторможенность снимается, а витальная тоска остается. То есть, душевное состояние еще плохое, а силы для решительных действий (в том числе и для воплощения суицидального замысла) появились. Психиатр, назначивший антидепрессанты, об этом тоже обязательно скажет, но лишним дополнительное предупреждение не будет.
Tags: Моё, Психологическое
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author