?

Log in

No account? Create an account
Сериалы и серийные убийцы - Целое больше, чем сумма частей. Восхитительно больше! — LiveJournal [entries|archive|friends|userinfo]
budurada

[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

Сериалы и серийные убийцы [Nov. 6th, 2011|11:07 am]
budurada
[Tags|, ]

Этот текст я написала для Гламурного Журнала (что, кроме прочего, означает, что никакой расчленёнки под катом не будет, зато будет много не слишком кровавых примеров «из кино»).
Надеюсь, тем из нас, кто негламурен, он тоже покажется интересным.
 
О них пишут книги, статьи и исследовательские работы. Сериалы о них сезон за сезоном сохраняют высокие рейтинги. К фильмам о них снимают сиквелы, приквелы и многочисленные продолжения. Мы неотрывно следим за их судьбой. Нет, это не супер герои, это серийные убийцы.
«Маньяк» - не термин, а современное народное прозвище преступников, совершивших серию убийств и\или сексуальных преступлений. В ХIХ веке газетчики называли их «убийцами незнакомцев».   
Название «серийные убийцы» обозначает преступников, совершивших не меньше двух криминальных убийств без очевидных мотивов (последним они отличаются от киллеров, террористов или грабителей, убивающих ради наживы). Сам термин придумал агент ФБР Роберт Ресслер – прототип Джека Кроуфорда из фильмов «Молчания ягнят» и «Красный дракон». Ресслер – один из основателей знаменитого «Поведенческого отдела» (Научного отдела ФБР по исследованию поведения преступников), составитель психологических профилей серийных убийц, позволивших остановить многих из них, автор книг «Против чудовищ», «На службе правосудия», «Жизнь среди монстров».
Кто такие серийные убийцы? Жизнь и кино
Большинство из нас задавалось вопросами «Откуда берутся серийные убийцы?», «Как человек становится маньяком?».
Жестокий преступник – результат совокупности факторов. Вот некоторые из них:
Психические заболевания, обычно шизофрения
Если больной шизофренией становится серийным убийцей, чаще всего его толкают на преступление бредовые идеи. Например, больной считает, что у него есть миссия – очистить мир. От кого именно, зависит от содержания бреда.
Пример маньяка-миссионера показан в мрачном триллере «Семь»: он истребляет людей, виновных, по его мнению, в одном из семи смертных грехов. Правда, диагноз убийцы нам не известен.
Однако путь от бреда к убийству не всегда прямолинеен. Например, американец Ричард Чейз верил, что его кровь превращается в пудру, кости постепенно выходят из затылка, а сердце часто останавливается. Убивать – сначала животных, он начал «для поддержания здоровья»: пил их кровь, взамен своей. Надо сказать, что пока Чейз принимал антипсихотические препараты, он был смирным и адекватным молодым человеком («лечение» животными на это время было забыто), но его мать сочла, что таблетки «отупляют» ее сына и перестала давать их Ричарду. Ну что сказать… интеллектуальными достижениями переставший «отупляться» Чейз не блеснул, а вместо этого жестоко убил шесть человек.
Чейз стал прототипом маньяка в фильме «Неистовство». Это не триллер или детектив, а нравственная драма: адвокаты и прокуроры пытаются разобраться, заслуживает ли невменяемый преступник смертной казни. Реже к убийствам призывают «голоса в голове» - императивные галлюцинации, приказывающие поступить определенным образом. Больные могут считать, что ими распоряжаются мистические силы или инопланетяне.
Под влиянием «голосов» расстреливал из пистолета незнакомцев Дэвид Берковиц. Маньяк утверждал, что его заставлял убивать сосед Сэм Карр, отдававший телепатические приказы с помощью своей собаки. О Берковице и шести его жертвах снят фильм «Кровавое лето Сэма».
Нередко психическое заболевание сочетается с половым расстройством, не дающим получить удовольствие от секса нормальными способами. Такие патологии могут развиваться под влиянием родителей: так Эдвард Гейн, которого мать за мастурбацию обливала кипятком, а мысли о девочках искореняла битьем, стал убийцей и некрофилом.
Почему-то именно Гейн, на счету которого 2 доказанных и 4 недоказанных убийства, – прототип чуть ли не большинства кино-маньяков. Впервые он «засветился» в фильме корифея триллеров Альфреда Хичкока «Психо». Его же историей вдохновлялись создатели «Техасской резни бензопилой». И даже в «Молчании ягнят» есть параллели: маньяк из фильма шил костюмы из кожи убитых им женщин, так же как и Гейн. Правда, во всех этих (и других менее известных) фильмах создатели до полной неузнаваемости исказили как историю Гейна, так и образ больного шизофренией. В 2007 году была попытка снять достоверный фильм «Эд Гейн: мясник из Плейнфилда», но и она далека от реальности.
Психически больные совершают преступления не чаще, чем психически здоровые (и, разумеется, это лишь в редких (!) случаях серийные убийства). Чтобы больной шизофренией стал серийным убийцей нужен целый ряд дополнительных условий, например, отсутствие лечения: все психически больные серийные убийцы к моменту совершения преступления долгое время не принимали лекарств или их вообще никогда не лечили. Большинство из них были детьми жестоких родителей (как Ричард Чейз, которого страшно избивал отец), часто дававших им крайне нездоровое сексуальное воспитание (деспотичная мать Эдварда Гейна с первых лет жизни сыновей настойчиво внушала им ненависть к женщинам и отвращение к сексу). И, конечно, таким родителям не было дела ни до явных странностей своих детей, ни до заботы об их психическом здоровье.
Психопатии, главным образом антисоциальные
Есть версия (вполне вероятная), что большинство серийных убийц – антисоциальные психопаты. Психопатия – это врожденная аномалия характера, от которой страдает либо сам человек, либо общество.
Говоря очень упрощенно, психопатия – это доведение до крайности некоторых черт, присущих любому нормальному человеку. Каких? Зависит от того, о какой именно психопатии мы говорим.
Нижесказанное относится только к одной группе психопатий - антисоциальным психопатам. Психопаты, принадлежащие к другим группам, совершенно другие, они могут быть, например, болезненно совестливыми людьми.
Даже антисоциальный психопат – не обязательно преступник (тем более, серийный убийца), и не каждый жестокий преступник – психопат.
Если больной шизофренией серийный убийца совершает преступления в невменяемом состоянии, он не владеет собой, им движет болезнь, то антисоциальный психопат прекрасно понимает, что делает, контролирует себя и действует по собственному желанию. Так, один заключенный-психопат на вопрос, теряет ли он контроль над собой, когда злится, ответил так: "Нет. Я всегда держу себя в руках. Я сам решаю, до какой степени больно я хочу сделать человеку».
Антисоциальные психопаты – эмоционально и морально ущербные люди, но психического заболевания у них нет.
Они фактически не испытывают чувств: любви (поэтому убивают даже тех, кем по идее должны бы дорожить: детей, родителей, друзей), страха, сострадания, раскаянья, но падки на физические удовольствия. Они жестоки (именно они в детстве с наслаждением мучают животных) и стремятся к доминированию, но при этом могут быть очень обаятельными, с хорошо развитой речью.
Кстати, о доминировании. Каждый из нас, наверное, раздражался, глядя на то, как злодей, в каком-либо фильме на протяжении пятиминутного монолога зачем-то унижает главного героя, которого всё равно собрался уничтожить (мог бы «проповедовать» над уже убитым врагом – что было бы гораздо рациональнее). Это нелепое поведение вызвано именно стремлением к доминированию: показать свою власть, морально уничтожить человеку с чертами антисоциального психопата важнее, чем избавиться от опасного недруга.  
«Я не знал, что делает те или иные вещи значимыми. Я не знал, что заставляет людей хотеть быть друзьями. Я не знал, что делает людей привлекательными друг для друга. Я не знал, что лежит в основе социального взаимодействия», - сказал красивый и обаятельный психопат Тед Банди, изнасиловавший и убивший несколько десятков женщин (кстати, он был первым, к кому применен термин «серийный убийца»).
Биографы Теда Банди любят говорить, что он родился в благополучной семье. Однако это не совсем так: первые годы жизни мальчик провел в доме своего жестокого деда, бившего свою дочь – мать Банди (ходили упорные слухи, что женщина родила Теда от своего отца, который ее изнасиловал). И только через несколько лет мать Банди сбежала в другой город, где вышла замуж за доброго мужчину, отчима Теда. Как бы то ни было – Банди – классический антисоциальный психопат.
О Теодоре Банди снято множество фильмов (в том числе «Потрошитель Тед Банди» (2002) и «Тед Банди: американская легенда» (2008)). В «Молчании ягнят» есть несколько параллелей с биографией Банди. Например, «второстепенный» маньяк Буффало Билл заманивает свою жертву, изображая человека со сломанной рукой, который пытается погрузить в фургон мебель. С помощью этой же уловки нередко действовал Банди: девушки приходили ему на помощь, в фургоне он оглушал их, а затем расправлялся с ними.
Так же как Кларисса Старлинг обращается за советом к Ганнибалу Лектору (может быть, один маньяк подскажет, как поймать другого?) ФБР обращалось за консультацией к Теду Банди, когда тот уже сидел в тюрьме в ожидании казни, а Бюро ловило «убийцу с Грин-Ривер» - «серийника» Гэри Риджуэя, убившего 48 женщин. Банди составил хороший психологический портрет, к которому, к сожалению, не прислушались.    
Фактически у антисоциальных психопатов нет ничего из того, что делает человека человеком в эмоциональном смысле. Вся их эмоциональная палитра – это скудные и слабые переживания, которые они плохо умеют различать.
Совершая преступление, серийный убийца-психопат испытывает странную смесь равнодушия и удовольствия.
У каждого из нас есть моральные принципы. Они могут совпадать с общепринятыми или очень отличаться от них, но они есть у каждого. Когда человек следует им, то чувствует себя хорошо, когда нарушает – испытывает опустошенность, вину и стыд. Даже у закоренелых преступников есть нравственный закон.
Это хорошо иллюстрируется романом О’Генри «Короли и капуста»: совершенно опустившийся и сильно пьющий человек приходит шантажировать другого персонажа книги. Увидев перед собой дрожащего от похмелья бедолагу, сострадательный объект шантажа наливает ему выпить. Тот пьет и через некоторое время… уходит. На прощанье он тихо говорит самому себе «Джентльмен не шантажирует тех, с кем пьет». Но проходит время, и он возвращается с той же целью. На этот раз он отказывается от налитой выпивки, проводит шантаж, получает желаемое и уходит со словами «Джентльмен не пьет с теми, кого шантажирует». Это пример пусть и очень искаженного, но нравственного начала.  
То же самое мы видим в фильме «Леон-профессионал», когда киллер, зарабатывающий на жизнь заказными убийствами, обучая девочку стрелять из снайперской винтовки, говорит: «Не женщин и не детей».
У антисоциальных психопатов нет никакого морального закона. Это тот, кто будет воровать у друзей, оставит своих детей без средств к существованию или убьет слабого – просто ради удовольствия.
Исследователь психопатии (антисоциальной, хотя в своей книге он, к сожалению, не говорит о наличии других групп) Р. Хаэр так писал о психопате Расселе Родригесе (юристе, который к тому моменту уже убил свою клиентку, завладев ее деньгами): «Позже Рассел разработал несколько сценариев решения проблемы с женой и записал их на клочке бумаги: "Ничего не делать"; "Подать бумаги на развод"; "Убить девочек и Джастин". Офицер по условному освобождению высказал мнение, что этот список изобличает человека, который "способен размышлять над убийством собственных детей так же отстраненно, как над выбором полиса для страхования автомобиля. Это список бездушного человека».
Отсутствие нравственного закона – тоже результат эмоциональной ущербности: ребенок учится различать плохое и хорошее по реакциям родителей на его поступки. Чувствуя, что делает что-то не нравящееся маме, что-то нарушающее контакт с главным человеком его жизни, малыш меняет свое поведение. А у антисоциального психопата не существует эмоционального контакта, который можно было бы прервать, поэтому этой формирующей нравственность обратной связи, он не получает.  
Раскаяния он тоже не знает: нет такого поступка, совершив который он почувствовал бы, что поступил плохо; нет человека в его картине мира, которого он не обидит никогда.
Кроме того, мы учимся сострадать, ставя себя на место другого человека. Сострадание, в упрощенном виде, это понимание, что кому-то «тоже плохо», «так же больно, как мне». Вспомните объяснения матерей: «не надо: котику больно» или «дедушка устал, давай будем играть тихонько». То есть, для сопереживания необходима способность к переживанию. Ее антисоциальные психопаты лишены.  
Причины психопатии в настоящее время неизвестны: никаких органических изменений мозга у психопатов нет.
Что касается воспитания, то антисоциальный психопат из хорошей и любящей семьи не станет ни совестливым, ни эмоционально полноценным – это абсолютно не в силах его родителей и никакими чудесами воспитания этого не исправить. Но в этом случае он с большей вероятностью останется в рамках закона (хотя всё равно будет совершать безнравственные поступки) или совершит преступления, связанные с обманом, а не с насилием. А вот антисоциальный психопат, с которым в детстве обращались жестоко, безусловно, станет жестоким преступником.
Вполне достоверные образы антисоциальных психопатов есть в сериалах «Теория лжи» (серия «Ослепленные») и «Мыслить как преступник». В фильме «Опустошенные земли» создатели пытались представить убийцу как психопата, но он слишком привязан к своей спутнице, чтобы полностью соответствовать задумке (а вот она, скорее всего, действительно, психопатка).
Последствия детской травмы и жестокого обращения
Жестокое обращение и пережитые в детстве психологические травмы всегда наносят ущерб: человека могут мучать депрессии, неврозы, флэш-бэки, кошмары, проблемы в отношениях и сексуальной жизни, психосоматические заболевания и т.д.
При этом не многие люди, пережившие насилие или жестокое обращение становятся преступниками (тем более, серийными убийцами).
Но большинство жестоких преступников подвергались физическому или эмоциональному насилию в детстве: например, многие растлители малолетних в детстве были жертвами сексуальных домогательств.
Обычно человек бессознательно пытается повторять травмировавшую его в детстве ситуацию и делает это либо в роли жертвы (виктимное, провоцирующее поведение), либо в роли агрессора. Даже тот, кто выбирает роль агрессора (она бессознательно воспринимается как более безопасная) не обязательно будет совершать преступления: это может быть, например, вербально агрессивный человек. Для того чтобы стать преступником, нужен ряд дополнительных условий: разрушительно тяжелая для психики травма или такое воспитание, при котором сформировалась дефектная мораль или отсутствие морали. 
Обаятельный Декстер из одноименного сериала – эксперт-криминалист. А еще он – маньяк. Правда, не совсем обычный: его жертвами становятся только убийцы, избежавшие правосудия. Декстер – не супермен, решивший избавить мир от зла. Им движет именно желание убивать, а не жажда справедливости. Но, благодаря усилиям его приемного отца – полицейского, у него есть Кодекс, кроме прочего, запрещающий убивать невинных людей. Этот Кодекс помогает Декстеру сохранить нравственные ориентиры и остаться человеком.
В детстве Декстер пережил тяжелейшую психологическую травму: он видел жестокое убийство нескольких человек, в том числе своей матери и провел несколько дней в комнате с мертвыми телами. 
Приемному отцу главного героя с помощью принятия и мудрой поддержки удалось развернуть агрессию сына в хорошее русло восстановителя справедливости: Декстер «охотится» только на преступников, доказано совершивших жестокое убийство. Конечно, очень жаль, что Декстер (которого, как и многих травматиков, можно полностью излечить от кошмара прошлого) не попал в терапию к хорошему психотерапевту – специалисту по ранним травмам: его жизнь сложилась бы совершенно иначе. Но в этом случае мы лишились бы шести сезонов очень интересного сериала.  
«Декстер» - совершенно не «чернушный» сериал, главное в нем – человеческие отношения и перипетии душевной жизни персонажей.
Посмотрел и стал таким же?
Психически здоровый и не являющийся психопатом взрослый или подросток не станет серийным убийцей, посмотрев даже самый кровавый ужастик. Для того чтобы вдохновиться примером маньяка (даже не на жестокое убийство, а на банальное хулиганство) нужно уже до просмотра быть патологической личностью. Патологическая же личность найдет повод для совершения преступлений и без кинопоказов. Действия «предшественника» могут подсказать способ, но не навязать желание действовать. Многих жестоких преступников подтолкнули к насилию книги по истории, вполне невинная классическая литература и медицинские пособия. Некоторые маньяки предпочитали нравоучительное и даже духовное чтение, но безопаснее от этого не стали. А иные серийные убийцы вообще не читали книг и не смотрели фильмов – и это не отвратило их от преступлений.
Здоровые люди могут извлечь из фильмов о серийных убийцах некоторую пользу: например, они снижают уровень агрессии и направляют недопустимые желания из жизни в русло фантазий. Некоторые из них удовлетворяют исследовательский интерес. Так сериал «Мыслить как преступник» (довольно жесткий, нельзя не признать), посвящен работе команды агентов ФБР, профайлеров составляющих психологические портреты серийных преступников, исследующих их семейную и личную историю и разными способами помогающих поймать негодяев. Этот же сериал дает ощущение восстановления справедливости (когда преступник получает по заслугам) и ценности человеческой жизни, за которую стоит бороться.
link